О свободе

notizen4Я всегда был очень чувствителен к свободе, и с юношеских лет искал её – в музыке, в философии, в жизни «как хочется», во вседозволенности… а нашёл её только во Христе. Вера-то и дала мне настоящую свободу – это удивительное состояние жизни в Боге, когда человек внутренне освобождается от глупостей и мерзостей самого себя и мира сего.

Но вот уже «внутри веры» очевидно, что свобода – вещь весьма непростая. Скажем, мне сильно хочется того, что запрещает Господь. Или я попадаю в ситуацию, когда мне по заповеди Божией надо поступить так, а не иначе, а мне этого не хочется. Опыт говорит мне, что если я поступлю вопреки заповеди, то это огорчит моего Господа и отдалит меня от Него. И здесь приходится (не всегда, увы, это получается в должной мере) «наступать на горло» свободе и понуждать себя к исполнению воли Божией. Стало быть, в каком-то смысле – да, христианская вера мою свободу ограничивает.

А с другой стороны, этот контроль – всегда самоконтроль, и, стало быть, такое самоограничение всегда свободно. Оно не может быть навязано извне, каким-то внешним авторитетом или страхом наказания. И вообще, очень важно, что вера может существовать только в условиях свободы, и там, где нет свободы, нет христианства. Знаю по себе: вот я свободен, скажем, – идти на службу или не идти; я пойду. А если это моя обязанность – не исключено, что я буду увиливать, или отнесусь к этой обязанности как к рутине, а христианство и рутина – две вещи несовместные.

И ещё. Христова вера даёт свободу, а обрядоверие и фарисейство её отнимают. Поэтому если человек во внутренней духовной свободе не возрастает – это повод задуматься, на верном он пути в своей церковной жизни, или нет.

Print Friendly, PDF & Email

Читайте также:


НаверхНаверх
© Михаил Терентьев, 2015 igpetr.org