Йозеф Гайдн

Опубликовано в «Церковном вестнике» № 8 (357), апрель 2007Haydn

31 марта исполнилось 275 лет со дня рождения великого австрийского композитора Йозефа Гайдна (1732 – 1809).

Судьба творческого наследия Гайдна весьма показательна. К концу XVIII века музыка Гайдна была чрезвычайно популярна и любима. Но в XIX столетии отношение к его творчеству сильно изменилось. Гайдн стал восприниматься как «примитивный», «неглубокий», «бесконфликтный», «слишком уравновешенный» и т. п. Музыка романтической эпохи предпочитала большие чувства, бурные душевные конфликты, разнообразие и смену внутренних переживаний человека. Всего этого, действительно, нет в музыке Гайдна. Но XIX век не увидел того главного, что вдохновляло творчество композитора – глубокую религиозность и прямо-таки райскую, «догрехопаденческую», детскую радость о Боге. «Я обращаюсь к Богу, – говорил Гайдн о своём творческом процессе, – и чувствую при этом, что бессмертный Господь непременно помилует Свое смертное создание. Эти мысли пробуждают во мне столь великую радость, что она вырывается на свободу, и запечатлевается в музыке». Отходящий от Бога XIX век не смог услышать и понять этого, и искусство Гайдна долго было «в тени» гораздо более субъективной и «психологичной» музыки Моцарта и бурного, открывшего эпоху романтизма творчества Бетховена. Лишь с середины XX века, когда человечество полностью воплотило безбожный романтизм в жизнь и пожало его плоды в виде двух мировых войн, вновь стал возрождаться интерес к гению Гайдна. Я думаю, что глубокая вера композитора не стала миру более интересна; но эстетические достоинства гайдновской музыки, то, что раньше отторгало от неё – её строгая эмоциональность, чёткость, структурированность и абсолютная законченная гармоничность – в нашем «раздрызганном» мире сейчас очень востребованы, как некий островок красоты и мира, дающий отдых современному человеку. А для христиан творчество Гайдна – безусловно, прежде всего духовное утешение.

Жизнь Гайдна очень поучительна именно для современного человека. Во-первых, он был то, что сейчас называется «self-made-man» – «человек, сделавший себя сам». Происхождения он был самого что ни на есть низкого – родился Гайдн в многодетной крестьянской семье на границе Австрии и Венгрии. С восьми лет его родители, обнаружив в мальчике музыкальный талант, отдали его певчим в церковные хоры, сначала близлежащих мест, а затем в столичный кафедральный собор св. Стефана. Условия жизни будущего композитора были нелёгкими; когда у него «сломался» голос, его просто выставили на улицу. И вот мы видим, говоря сегодняшним языком, восемнадцатилетнего «бомжа», не знающего, куда ему идти, бродящего по осенним улицам Вены под ветром и дождём (через пятьдесят лет принять Гайдна и сказать ему несколько комплиментов будут считать за честь короли и князья Европы)… Обладая хорошим характером и практической сметкой, Гайдн не растерялся. Зарабатывая себе на жизнь в уличных ансамблях Вены, он смог обеспечить себе еду и крышу над головою. Поразительно то, что в этих условиях Гайдн, ни у кого не учась музыке, смог аккумулировать в себе всю музыкальную традицию своего времени. Самоучка, он стал отцом классического музыкального искусства и дал ему те формы, которыми оно пользуется и поныне. Жизнь Гайдна не богата событиями. В 1761 году он поступил на службу к князю Эстергази, который, надо отдать ему должное, очень хорошо понимал, что за капельмейстер ему достался. В семейной жизни Гайдн не обрёл счастья – жена его была весьма сварлива и доставляла композитору немало неприятностей, которые он терпел с неизменным, присущим ему, юмором. Трогательная дружба связывала Гайдна и Моцарта, между ними не было ни тени соперничества, которое нередко возникает в среде великих людей. Музыка композитора распространялась по Европе и приносила ему славу (в частности, в 1808 году композитор был избран почётным членом Санкт-Петербургского Филармонического общества). При такой известности и всеобщем почёте Гайдн нисколько не превозносился, не стыдился своего крестьянского происхождения, был приветлив со всеми людьми. Никому в жизни он не сделал зла, удалялся интриг; когда стал состоятельным человеком, много и охотно благотворил, стараясь, чтобы об этом никто не знал. Жизненный путь композитора, сочетание воли и доброты – чем не пример для сегодняшнего дня?

Во-вторых, Гайдн, как мало кто, олицетворяет собою европейскую христианскую культуру. Не раз мне приходилось говорить на эту тему, и часто я сталкивался с непониманием того, что я под ней подразумеваю. Конечно, не современную западную «политкорректность», вытесняющую из жизни людей даже и упоминание о Христе. Для меня образец европейской христианской культуры – Йозеф Гайдн, на коленях, со слезами на глазах выпрашивающий у Бога Красоту (это факты его жизни). И Бог давал ему эту небесную красоту, и Гайдн прекрасно осознавал, Чья она, и её он запечатлевал в своих творениях, и мы можем приобщиться ей, слушая его музыку.

«В этом мире так мало радостных и довольных людей, везде их преследуют горе и заботы; быть может, мой труд послужит подчас источником, из которого полный забот или обременённый делами человек будет черпать минутами свое спокойствие и свой отдых», – писал композитор в одном из своих писем. И действительно, внимая его творениям, в которых видна его чистая и добрая душа, мы хоть немного увеличиваем «область света» в нашей далеко не всегда радостной жизни. Жалко лишь, что очень много людей, моих соотечественников, не знают светлого и радостного искусства Йозефа Гайдна. Может быть, эти немногие строки и побудят читателей познакомиться с замечательным человеком, памятную дату которого мы сегодня вспоминаем.

Print Friendly, PDF & Email
comments powered by HyperComments

Читайте также:


НаверхНаверх
© Михаил Терентьев, 2015 igpetr.org