О насущном хлебе внутреннего человека

Иоганн Арндт. Об истинной вере и святой жизни

дополнение к книге «Об истинном христианстве»

Глава пятая

  1. Пища наших душ – Господь Иисус Христос в святом Своём Евангелии и Таинствах. Это изволил Он прикровенно дать нам понять, насытив некогда в пустыне семью хлебами четыре тысячи, и пятью хлебами пять тысяч человек (Мк. 8, 1-9; Ин. 6, 5-13). То, что Он хочет возвести нас этими великими чудесами к гораздо большему и высшему, нежели плотская пища и удовлетворение телесного голода, Сам Он изъясняет по насыщении пяти тысяч человек пятью ячменными хлебами, говоря: старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную (Ин. 6, 27).
  2. Чтобы составить правильное понятие о пище души, нам необходимо, во-первых, научиться осознавать душевный голод и жажду. Где не обретается Божией благодати, любви и милости, там душа бедствует, испытывает скудость и нужду, алчет, жаждет и изнемогает, ищет помощи тут и там и не находит ничего, пока благодать Божия вновь не вернётся к ней. Началось всё это с того, что Адам вкусил от запретного плода. Тогда Бог со Своею благодатью, со Святым Духом, любовью и соприсутствием отошёл от человека, и душа, прежде наполненная Богом, Духом, любовью и радостью, ощутила себя совсем одинокой и пустой. И даже более того: в душе возникла великая боязнь Бога и противление Ему, так что она стала страшиться немилости Божией, как то показывает история злосчастного грехопадения наших прародителей. И до сегодняшнего дня все потомки Адама находят это в себе, когда грехи их обличаются совестью. Там, в совести, и ныне стоит древо познания добра и зла; там вопрошает Бог: не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть (Быт. 3, 11)? И эта смертоносная, ядовитая пища приносит душе такую скорбь и тоску, такую страшную жажду, что становится она подобной оленю, проглотившему змею[1], который стремится к потокам вод (Пс. 41, 2). Ибо сказано: все мы поблекли, как лист, и беззакония наши, как ветер, уносят нас (Ис. 64, 6). Мы находимся в положении блудного сына, который испытывал столь великий голод, что рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи (Лк. 15, 16). Как поётся в Псалмах: я ем пепел, как хлеб, и питьё моё растворяю слезами (Пс. 101, 10). И ещё: жаждет Тебя душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной (Пс. 62, 2).
  3. Во-вторых, голод души возникает тогда, когда Бог лишает нас Своего слова и утешения и ложные учения берут верх. Вот наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, – не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних (Ам. 8, 11). Так, алчуще и жаждуще (Пс. 106, 5), люди пребывали в папстве после уклонения его от истины.
  4. В-третьих, когда Бог насылает на нас крест и гонение. Слёзы мои были для меня хлебом день и ночь (Пс. 41, 4). И ещё: Ты напитал нас хлебом слезным, и напоил нас слезами полной мерой (Пс. 79, 6). Об этом говорит Езекия: вот, во благо мне была сильная горесть, и Ты избавил душу мою от рва погибели, бросил все грехи мои за спину Свою (Ис. 38, 17).
  5. Чтобы нам вечно не страдать от такого глада и жажды души,

1) Бог возвестил – и [Своей Церкви] велит возвещать нам – обетование благодати, и сие слово обетования соделал пищей для души, потому что благодать и любовь Божия в слове и через слово привносятся и изливаются в наши души. Ибо если душе не будет дана благодать Божия, то она не сможет насытиться и вечно будет алчущей и жаждущей. Поэтому взывает Господь Бог через Пророка Исаию: Жаждущие! идите все к водам; даже и вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко (Ис. 55, 1). Пророк говорит здесь, что они примут Божию благодать даром (Откр. 21, 6; 22, 17), что Бог изволит обратить милость Свою к ним и дать им завет вечный, неизменные милости, обещанные Давиду (Ис. 55, 3). И когда душа наша восчувствует всё вышесказанное, то утешает её Господь Иисус Христос, говоря: блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся (Мф. 5, 6).

2) Желая насытить и напитать наши души, Сам Бог сочетался со Своим словом всей Своей благодатью и любовью. А иначе, если бы слово Божие было только лишь человеческим словом, без божественной силы и жизни, то не могло бы оно стать нашей духовной пищей. Когда же Бог сочетается со Своим словом, то питает Он души, услаждает, бодрит и животворит их. Я изолью воды на жаждущее, излию Дух Мой (Ис. 44, 3). Здесь слышим мы, что Сам Дух Божий должен быть живительной водой для нас[2].

  1. 3) Чтобы Бог был нашей духовной пищей, Сын Божий стал человеком и напитал и насытил нас совершенной любовью и благодатью, как Он Сам говорит: Я есмь хлеб жизни (Ин. 6, 35). Сей небесный хлеб прообразовала ветхозаветная манна, а она была вышеестественной пищей (Исх., гл. 13); поэтому возвещает Христос: Я есмь манна, хлеб, который сходит с небес и даёт жизнь миру (Ин. 6, 33). Народ израильский тяжко согрешил, отвергнув небесную пищу, и должен был умереть за свой ропот (Числ. 21, 5-6), что имело прообразовательный смысл: кто отвержется Христа, умрёт вечным гладом. Поэтому Своими словами Придите ко Мне, и Я упокою вас (Мф. 11, 28) Он как бы говорит: «без Меня не обретёт душа правого, истинного упокоения и насыщения».
  2. 4) А для того, чтобы стать нашей истинной духовной пищей и питием, хлебом жизни, Господь Иисус Христос за наши грехи принёс Себя в жертву на кресте. И – о, Боже! – коль сладок душе сей хлеб искупления и удовлетворения за наши грехи, когда Бог Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас (Рим. 8, 32)! О, сладчайшая духовная пища – примирение с Богом (2 Кор. 5, 20)! Ибо если мы примирились с Богом смертью Сына Его (Рим. 5, 10), то больше Он не гневается на нас. О, сладчайшая пища для души – оставление грехов! Обратитесь ко Господу и будете помилованы, ибо Он премного оставит грехи ваши (Ис. 55, 7)[3]. Коль усладителен сей хлеб душе, ведающей, что свободна она от обвинений пред строгим судом Божиим! Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их (Рим. 8, 33). Именно это говорит Господь через Пророка: Я напою душу утомлённую и насыщу всякую душу скорбящую. Для того Я пробудился, и сон Мой был приятен Мне (Иер. 31, 25-56). Это значит: как чутко спит мать при грудном младенце, требующем питания день и ночь, или как отзывчив ухаживающий ночью за больным, так и Бог спит чутко (конечно, это только образ, так как Бог не нуждается во сне), и наши алчущие души быстро пробуждают Его. Господь говорит: кто просит Меня, тому дам Я воду жизни, и она сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную (Ин. 4, 14). И ещё: кто жаждет, иди ко Мне и пей (Ин. 7, 37). Ибо Христовы страдания и крестная смерть – такой изобильный источник, которого с преизбытком хватит, чтобы напоить все жаждущие души. Ядущие Меня ещё будут алкать, и пьющие Меня ещё будут жаждать (Сир. 24, 23).
  3. 5) Что иное изволил утвердить Господь в установлении Таинства святой Своей Вечери, если не то, что святое Тело Его, Хлеб, который Он подаёт нам, истинно есть пища, и кровь Его – истинно есть питие (Ин. 6, 55)? И это не в переносном смысле, как будто не существуя на деле, но Тело и Кровь Господа доподлинно присутствуют здесь; и причащаемся мы им не одной только верой, но и телесными устами, не символическим образом, но сущностно, чтобы Таинство сие было истинной пищей и истинным питием верующему человеку во всей его целокупности[4]. А иначе не мог бы Христос быть подлинной нашей пищей, воистину окормляющей нас в бессмертие пред Богом и в воскресение в жизнь вечную. Ибо мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф. 5, 30). Памятными соделал Он чудеса Свои; милостив и щедр Господь. Пищу даёт Он боящимся Его (Пс. 110, 4-5). Вкусите, и увидите, как благ Господь (Пс. 3, 9).
  4. 6) Что иное творит наш Бог, если не утешает и не радует наши души Святым Своим Духом, если не питает, услаждает и насыщает нас? Мой Друг вводит меня в дом пира, освежает меня яблоками и подкрепляет вином (Песн. 2, 4-5), – вот что противопоставлено смертоносному яблоку, от которого наши прародители вкусили погибель (Быт. 3, 6). Пришел Я в сад мой, сестра Моя, невеста; набрал мирры Моей с ароматами Моими, поел сотов Моих с мёдом Моим, напился вина Моего с молоком Моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные (Песн. 5, 1)! Как драгоценна милость Твоя, Боже! Сыны человеческие покойны в тени крыл Твоих: насыщаются от тука дома Твоего, и из потока сладостей Твоих Ты напояешь их (Пс. 35, 8-9). Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена (Пс. 22, 5). Побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия (Откр. 2, 7).
  5. 7) И, наконец, чем иным будет жизнь вечная, если не неразоримой беспопечительностью и непрекращающимся вкушением и причащением радости Божией? Рабы Мои будут есть, пить, веселиться и петь от сердечной радости (ср. Ис. 65, 13-14). Ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрёт Бог всякую слезу с очей их (Откр. 7, 17).

 

[1] Известное святоотеческое толкование: олень (в русском переводе – лань) оттого так стремится (в немецкой Библии даже «вопиет») к потокам вод, что, по представлению древних, пищей его служат змеи, съедение которых возбуждает сильнейшую жажду.

[2] Эти рассуждения Арндта о слове Божием необходимо рассматривать в контексте учения Валентина Вайгеля (под определённым влиянием некоторых идей которого несомненно находился Арндт) о внутреннем слове Божием, говорящем в сердце христианина. Арндту чужды крайности вайгелевской точки зрения (последний утверждал приоритет внутреннего слова перед Священным Писанием), тем не менее без его влияния полностью применить собственно к Священному Писанию как к книге то, что пишет Арндт о слове Божием, невозможно, даже в рамках протестантской доктрины.

[3] В Лютеровской Библии этот текст дан по Септуагинте; перевод Юнгерова.

[4] Здесь Арндт полемизирует с реформатами.

Читать главу шестую

Скачать книгу

comments powered by HyperComments

Читайте также:


НаверхНаверх
© Михаил Терентьев, 2015 igpetr.org